Москва, Тишинская площадь, д. 1 стр. 2

iia@right-ways.ru

Оставьте своё сообщение. Мы свяжемся с Вами в ближайшее время

Пожалуйста, введите Ваше имя
Пожалуйста, введите Ваш номер телефона
Пожалуйста, введите Ваш адрес электронной почты Ошибка в адресе почты
Пожалуйста, введите Ваше сообщение
персональных данных
*Подтверждаю, что ознакомился с Политикой об обработке персональных данных ООО «РАЙТ ВЭЙС» и даю согласие на обработку всех моих персональных данных, указанных в форме обращения.

Избежание двойного налогообложения между Российской Федерацией и Республикой Кипр

Исходные данные:
В соответствии со ст. 312 НК РФ «при применении положений международных договоров РФ иностранная организация, имеющая фактическое право на получение дохода, должна предоставить налоговому агенту, выплачивающему такой доход, подтверждение того, что эта иностранная организация имеет постоянное местонахождение в государстве, с которым РФ имеет международный договор РФ по вопросам налогообложения, которое должно быть заверено компетентным органом соответствующего иностранного государства. Помимо этого иностранная организация должна представить налоговому агенту, выплачивающему доход, для применения положений международных договоров РФ, подтверждение, что эта организация имеет фактическое право на получение соответствующего дохода».

Вопрос 1: просим подтвердить, что письма о том, что Т и V будут являться конечными выгодополучателями ожидаемых дивидендов не являются и не могут являться законным основанием применения пониженной ставки налога на дивиденды в размере 5%, установленной в Соглашении об избежании двойного налогообложения между Российской Федерацией и Республикой Кипр. 

Ответ:

В соответствии с п. 2 ст. 10 Соглашения между Правительством РФ и Правительством Республики Кипр от 05.12.1998 "Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал" дивиденды могут облагаться налогом в том государстве, резидентом которого является компания, выплачивающая дивиденды, и в соответствии с законодательством этого Государства, но если лицо, имеющее фактическое право на дивиденды, является резидентом другого Государства, то взимаемый таким образом налог не должен превышать:
а) 5% от общей суммы дивидендов, если лицо, имеющее фактическое право на дивиденды, прямо вложило в капитал компании, выплачивающей дивиденды, сумму эквивалентную не менее 100 000 долларов США;
б) 10% от общей суммы дивидендов во всех остальных случаях.

Действительно, с 1 января 2017г. при применении положений международных договоров РФ иностранная организация помимо подтверждения постоянного местонахождения в государстве, с которым Российская Федерация имеет международный договор по вопросам налогообложения, должна представить налоговому агенту, выплачивающему доход, подтверждение, что эта организация имеет фактическое право на получение соответствующего дохода.
В отсутствии указанного подтверждения к налоговой базе по доходам, полученным в виде дивидендов иностранными организациями от российских организаций, применяется ставка налога в размере 15 процентов (подп.3 п. 3 ст. 284 НК РФ).
По мнению Минфина РФ, выраженного в Письме от 09.04.2014г. № 03-00-РЗ/16236, для признания лица в качестве фактического получателя дохода (бенефициарного собственника) это лицо должно быть непосредственным выгодоприобретателем, то есть лицом, которое фактически получает выгоду от полученного дохода и определяет его дальнейшую экономическую судьбу. Если получатель дохода будет действовать как промежуточное звено в интересах иного лица, фактически получающего выгоду от соответствующего дохода, предоставление в государстве - источнике выплачиваемого иностранному лицу дохода налоговых льгот (пониженных ставок и освобождений) противоречит целям и задачам международных соглашений.

В более позднем письме 28.12.2016г. № 03-08-05/78852 финансовые органы перечислили перечень документов, которые могут приниматься во внимание при определении фактического получателя дохода в отношении пониженных ставок, установленных международными соглашениями об избежании двойного налогообложения. К ним относятся, в частности:
1) подтверждающие наличие у получателя дохода права самостоятельно распоряжаться и использовать полученный доход;
- документы, подтверждающие наличие договорных или иных юридических обязательств перед третьими лицами (местом резидентства или регистрации которых является государство, с которым у РФ не заключен международный договор об избежании двойного налогообложения);
- документы, подтверждающие (опровергающие) предопределенность последующей передачи получателем дохода денежных средств третьим лицам (местом резидентства или регистрации которых является государство, с которым у РФ не заключен международный договор об избежании двойного налогообложения);
2) подтверждающие возникновение у получателя дохода, местом регистрации или резидентства которого является государство, с которым у РФ заключен международный договор об избежании двойного налогообложения, налогообложения, налоговых обязательств, подлежащих уплате, наличие которых подтверждает отсутствие экономии на налоге у источника в РФ при последующей передаче полученных денежных средств третьими лицами (местом резидентства или регистрации которых является государство, с которым у РФ не заключен международный договор об избежании двойного налогообложения);
3) подтверждающие осуществление получателем дохода в государстве, местом регистрации или резидентства которого является государство, с которым у РФ заключен международный договор об избежании двойного налогообложения, фактической предпринимательской деятельности.
По мнению Минфина РФ, отсутствие в НК РФ упоминания о конкретных документах, необходимых для определения фактического получателя дохода, свидетельствует о том, что законодатель не ограничивает налоговых агентов каким-либо перечнем, отдавая предпочтение содержательной части полученной налоговым агентом информации.

Налоговые органы солидарны с Минфином РФ. В частности, в Письме ФНС РФ от 17.05.2017г. СА-4-7/9270@ контролирующие органы отмечают, что льготы должны предоставляться лишь компаниям, имеющим экономическое присутствие в стране резидентства, обладающим широкими полномочиями по распоряжению доходом и использующим доход в предпринимательской деятельности иностранной компании (получающим экономическую выгоды от дохода).
Налоговые органы уделяют особое внимание исследованию и анализу вопросов о самостоятельности принятия решений директорами иностранных компаний, наличии полномочий по распоряжению доходом, осуществлении предпринимательских функций, признаках ведения деятельности (персонал, офис, общехозяйственные затраты), получении экономической выгоды от дохода (использовании в предпринимательской деятельности), а также о несении коммерческих рисков в отношении активов.
Немаловажным аспектом является и характер денежных потоков, т.е. наличие или отсутствие юридических и фактических обязательств по дальнейшему перечислению дохода, а также системности транзитных платежей по перечислению дохода от лица резидента страны - участника соглашения в адрес лица, не имеющего льгот по соглашению.
Установление факта наличия или отсутствия у лица фактического права на доход во многом основано на получении от иностранных юрисдикций дополнительной информации о движении денежных средств между компаниями группы, а также отчетности компаний. В качестве доказательств, подтверждающих, что получатель доходов не был реальным бенефициаром полученного дохода, налоговыми органами и судами признаются также коммерческие базы данных, открытые реестры иностранных компаний, информация из общедоступных источников.
Налоговому органу для отказа в применении льгот по соглашению достаточно доказать, что непосредственный получатель дохода не является фактическим получателем дохода, и не устанавливать конечного бенефициарного собственника дохода. Соответственно, в случае, если налоговый орган установил, что иностранное лицо не является фактическим собственником дохода, подлежат применению налоговые ставки, предусмотренные законодательством РФ о налогах и сборах.

Изложенные в письме налоговых органов подходы нашли отражение в сложившейся судебной практике, в том числе: в определении Верховного Суда РФ от 05.08.2016г. № 307-КГ16-7111 по делу № А13-5850/2014, постановлении Арбитражного суда Московского округа от 25.01.2017г. по делу № А40-442/2015.

Таким образом, для применения пониженной ставки в размере 5 % в отношении дивидендов, выплаченных иностранной компании, российской организации помимо заверенного документа, подтверждающего местонахождение нерезидента на Кипре, необходимо запросить документы, удостоверяющие реальную финансово-экономическую деятельность нерезидента.
Вместе с тем, налоговые органы при проверках внешнеэкономических сделок будут использовать вышеуказанные критерии оценки в целях определения фактической предпринимательской деятельности иностранной компании.

Получить консультацию

Оставьте своё сообщение и наши специалисты свяжутся с Вами в ближайшее время.

Пожалуйста, введите Ваше имя
Пожалуйста, введите Ваш номер телефона
Пожалуйста, введите Ваш адрес электронной почты Ошибка в адресе почты
Пожалуйста, введите Ваше сообщение
персональных данных
*Подтверждаю, что ознакомился с Политикой об обработке персональных данных ООО «РАЙТ ВЭЙС» и даю согласие на обработку всех моих персональных данных, указанных в форме обращения.
ООО «РАЙТ ВЭЙС» использует услуги сервиса Яндекс.Метрика для мониторинга трафика, статистических исследований, рекламы и других операций на сайте. В частности, ООО «РАЙТ ВЭЙС» использует данный сервис в целях ремаркетинга и формирования отчетов по демографическим данным и категориям интересов.
Ok